Nyanko-SENCEei
А Вам никогда не приходило в голову копьё?
Поняла преимущество того, чтобы выкладывать главу кусками. Ловите, если сюда хоть одна живая душа заходит:-D:-D

Вот, что я называю попадаловом! Это когда ты, то есть я, стою, запыхавшийся, растратив всесилы на защиту, вжимаясь спиной в отвесную скалу, путаясь в мыслях и желаниях,а спереди, в паре метров путь отступления блокирует мой дракон. Блокирует свполне очевидными, но сложно объяснимыми намерениями. И как же ситуацияскатилась в такую ж*******?? Да вот так...

 

***

На Олухе жизньшла своим чередом. Мои подопечные занимались каждый своим делом, работали,строили, воспитывали деток. Некоторые, правда, только обустраивали личнуюжизнь. Никогда не забуду этот пиковый фейл, когда Сморкала в сотый раз позвалАстрид замуж. Ну и наваляла она ему, как всегда, впрочем. Но тот ползком, весьопухший, с венком диких ромашек, в соплях и слезах, изо всех сил поднялся и завалилсяна уже ничего не ожидающую избранницу, и просто отрубился. В общем, усилияоценили. Ей-то что, по сути, нужно от будущего мужа: чтобы можно было на негодом и семью отправить, если Ас на войну придется идти. Вот, видать, дотянул. Наисходе осени старейшина провела обручальный ритуал, и в нашем селении стало наодну ячейку общества больше.

С обязанностямивождя поначалу я справлялся кое-как. Если бы не мама и Плевака, то совсем бызагнулся. Но вот, уже спустя полгода после битвы с Драго, я втянулся, взял себев помощники молодое поколение - Астрид и Рыбьенога - и потихоньку всеналадилось. Зиму пережили, а это самое основное. К марту Валка уже отбыла наЛедовый остров. Все же там ее дом, там нужна она, и ей без драконов уже жизньне та. Теперь лишь наведывается раз в недельку показать мне и Зубби парутрюков, или новые свитки о драконоведении, которые находит во время странствий.Мне теперь некогда картами заниматься, так что можно сказать, что и маманаходится при должности помощника.

С Беззубиком унас все отлично! Да кому я заливаю… все просто хуже некуда. Как только яперенял в бразды правления, так все и пошло прахом. Вначале мы еще как-тонаходили время порезвиться в облаках, отработать всякие фишки, простоповаляться в поле сочной травы – это всегда нравилось дракону, даже в однойигре по окончании сезона поучаствовали. А потом я завертелся, хватало меня лишьна ободряющие слова и незатейливую ласку типа потрепать за холку. Поначалу онвроде понимал, что мне теперь не до полетов весь день до вечера. Не обижался,часто приходил в Зал Вождей ко мне и спал, свернувшись у ног, пока я разбиралсяс бумагами. Или наблюдал у стенки, когда ко мне заходили посетители. А иногдапросто приходил, смотрел грустными, но всепрощающими глазами, терся с мое плечоголовой и понуро удалялся восвояси. Порой мне говорили, что он сам пытаелсявзлететь, а еще, спустя пару недель бесплодных попыток, позволил Астрид егооседлать. Мне это не очень понравилось. Я понимал, что без всадника ему неподняться в небо, где его родная стихия, но это ведь мойдракон и кроме меня на нем никто летать не должен, так ведь? Немного подумав, явсе же успокоился, но неприятный осадок остался. Как он мог пустить кого-тодругого к себе на спину!? Так, успокоился!

Когда же я,наконец,разгрузился, а с Северных гор начали сползать снежные шапки, намекая оприближении весны, нашей с Зубби радости не было предела. Выйдя во двор вдоспехах всадника, я был моментально повалены на землю и зализан с ног доголовы, невзирая на все мои протесты. Пока шли до обрыва, фурия скакал вокругменя, утробно рычал, ластился о ноги, ладони. Если бы он не был моим драконом ия не знал, что это его нормальная линия поведения, то подумал бы, что такБеззубик встречает своего хозяина после пяти лет разлуки. Охотно подставляяруки и плечи, трепался его то за ушком, то под щечкой, я закрепил карабин иуселся в седло. Под сдвоенный восторженный клич мы нырнули вниз. Дракон тут жепоймал поток ветра, взмыл вверх, выше острова и выше, и выше к плотным облакам,затянувшим небо над Олухом.

Вдовольналетавшись, мы приземлились у подножья скал ополоснуться. Хоть полеты всегдаассоциировались с ветром и холодом, но так же несли с собой физическиенагрузки. Больше для дракона, но так же и для всадника - та еще задачка - удержатьсяв седле! Быстро скинув с себя обмундирование, я с разбега бултыхнулся в воду.Беззубик рассек темно-синюю гладь намного дальше от берега и уже оттуда погребко мне. Я не стал долго плескаться, все же стальная конечность не способствуетсиле противодействия воды на плавающее тело, так что, занырнув один раз, я подводой преодолел почти все расстояние до суши. Еще выходя из воды, мне почудилсястранный взгляд, упирающийся между лопаток. Машинально оглянувшись, я встряхнулголовой. Там всего слиш Зубби, кто еще мог на меня пялиться? Упав на сухойпесок, я наконец-то расслабился. Со стороны моря еще какое-то время доносилисьхаотичные булькающие звуки, а затем равномерный плеск мне подсказал, что другтоже готов присоединиться ко мне. С тихим мурком Беззубик растянулся рядом.

- Скучал, дружок?

Фурия курлыкнул,подполз ближе и ткнулся носом мне в бок.

- Я тоже,приятель, - погладив его морду, ответил я. - Я тоже. Теперь будет полегче. Еслиникаких катаклизмов не свалится на наш островишко, разумеется, - хохотнул я,щелкнув дракона между глаз. Тот фыркнул и чувствительно боднул меня в ответ. –Ах ты драчун! – проорал я и бросился ему на спину, хватаясь за уши. Фурию этоособо раздражало, он взбрыкнул и начал крутиться волчком, пытаясь меня скинуть,но не зря ведь я – покоритель драконов! Поскакав по берегу и изгваздавшись ещехуже, чем был после полета, попутно засыпав мне песка в волосы и не только,Зубби прибегнул к запрещенному, но проверенному приему – опрокинулся на спину,приваливая меня своей массивной тушкой. Немного повалявшись, окончательновтоптав меня в песок, он вскочил и отряхнулся.

- О, ну простоотлично, - раздосадованно взмахнул я руками, неуклюже выбравшись из ямки. -Зубби, ты чудовище! Ну вот, опять в воду лезть, - я вздохнул и покосился напротез, который теперь точно придется весь вечер чистить от песчинок. Да ивновь мочить его не сильно хотелось. Фурия, уже поплескавшись беззаботно, какраз выходил на сушу, вопросительно глядя на меня.

- Что, -недовольно фыркнул я. - Не хочу туда лезть. Утомляет.

Дракон парусекунд постоял на месте, осмысливая сказанное, затем отряхнулся хорошенько иподошел ко мне вплотную. Не успел я отбежать, или возмутиться, как по моей кожеот запястья до плеча прошелся слегка шершавый язык.

- Зубби, нет! Чтоза... фу... не понял... что за??? - шершавый язык без грамма противнгйскользкой слюны? Я так и стоял, уставившись на своего фурию, который снова смогменя удивить. Проведя по руке другой ладонью я понял, что он слизал весь песок,а кожа вмиг стала сухой и гладкой. - Вау, Зубби, я даже не знаю что сказать. Непредставлял, что ты так умеешь. А где слюна?

Мне в ответдракон приоткрыл пасть и оттуда вниз потянулась прозрачная ниточка.

- Буэ! Убери,достаточно!

Зубби хохотнул насвой драконий манер и, наклонившись ко мне, лизнул другую руку. Весьманеобычное ощущение. Язык не царапал, но кожа мгновенно покрывалась пупырышками,как от озноба. И было довольно щекоткно. Пока я переваривал все это непротестуя действиям Беззубика, он уже разобрался с плечами и спиной и сейчас вовсю вылизывал мои грудь и живот. Причем, по нему прямо видно было, что и самзакайфовал, даже урчать принялся.

- В тебе внезапноматеринский инстинкт проснулся, дружище? - потрепав его за холку,поинтересовался я. Фурия поднял на меня слегка расфокусированный и непонимающийвзгляд. - Ну, или отцовский? - решил уточнить. Все то же выражение. - Ну какмама кошка за котятами ухаживает!

Зубби наградилменя каким-то странным нечитаемым взглядом и медленно покачал из стороны всторону головой. Затем, не разрывая зрительного контакта, медленно приблизил комне морду, при этом вновь начиная тарахтеть, словно сытый кот, и осторожнопровел раздвоенным кончиком языка по моей щеке. Волоски на загривке и шее мигомвстали дыбом, а по позвоночнику словно прокатилась глыба льда, почему-тоосевшая в районе копчика горячим комком. Я пристально заглянул Зубби в глаза,одновременно надеясь и боясь найти объяснение тому, что сейчас происходит. Еговзгляд был все так же тяжел, словно он сам хотел мне что-то им передать, но незнал точно, как это сделать. Дракон опять потянулся ко мне, потерялся носом ощеку и провел языком от скулы до уха - легонько, словно перышком. Шершавымперышком. И воззрился на меня, ожидая реакции. Я же пребывал в глубоком шоке.Как ни пытался, но охватить ситуацию получалось с трудом.

- Зубби..., -едва слышно прошептал я. - Ты... ты правда... ухаживаешь? В том самомсмысле?...

В ответполувздох- полустон и легкий кивок головой.

- Ох... но... какже так? Зубби!? Как это... нет! Это не возможно! - дракон вздрогнул и, будтонахмурился. - Ты не можешь этого не понимать, - перешел я на угрюмый тон, хотяименно сейчас хотелось отчего-то проявить нежность, обнять приободрить...

Фурия всхрапнул инедовольно затряс головой.

- Сам посуди: ты- дракон, а я - человек! Это нонсенс! - пытался я достучаться до здравогосмысла Беззубика. - Да и даже если бы мы были с тобой одного вида... Ты - самеци я тоже... самец. Такое просто немыслимо.

Зубби стоял,опустив голову, словно я его отсчитывал за проделанную шкоду. Но оставалосьтолько догадываться: внял он мне, или нет. Вот он поднимает на меня своибольшие зеленые, наполненные вселенской печалью глаза и издает жалобный вой.Опять тянется ко мне, метя носом куда-то в шею, но я отступаю назад к скале.Мне страшно оттого, что непонятно, и неимоверно грустно от всего происходящего.Дракон снова воет, топчется на месте. Он растерян, так же, как и я. Вновьпробует приблизиться, но я опять отступаю, хмурясь брови, косясь в сторону иотчаянно жалея, что куча с одеждой так далеко. Никогда бы не подумал, что мнебудет неловко остаться обнаженным перед Зубби. И он вдруг понимает, что ответсовсем не тот, которого он... ждал? Фырчит, отводит голову, затемоскаливается,с коротким громким рыком опасно кренясь взмывает ввысь и исчезаетнад скалой.

- Я обидел своеголучшего друга. Эй! И как мне теперь подняться в деревню!? Полный айс.

И как мы до этогодокатились. Немного постояв, собирая мысли в кучу, я оделся и медленно побрелвдоль обрыва по тонкой песчаной полоске. Через пару километров примерно долженбыть более пологий спуск, а там еще пару часов и... ну ты и западлист, Зубби!


@темы: мое творчество